• Москва
  • Санкт-Петербург
  • Казань
  • Екатеринбург
  • Краснодар
  • Нижний Новгород
  • Самара
  • Воронеж

  • RU
  • EN

Наталья Джангирова: «хочу найти продюсера»

31 Октября 2011

Наталья Джангирова

Наталья Джангирова: «хочу найти продюсера»

Эту экстравагантную женщину с художественным беспорядком на голове и пяльцами в руках знают многие. Наталья Джангирова — поклонница легкого эпатажа, а потому умеет удивить людей, которые приходят в галерею ее вышитых картин. Она вышивает всегда и везде — в машине, дома, на даче, на улице, на выставке, в приемных кабинетов больших начальников. И во время интервью корреспонденту «МК» Наталья тоже вышивала.

— Как давно появилась у вас любовь к вышиванию?
— Десять лет назад. До этого я никогда не вышивала и не представляла, что когда-нибудь буду этим заниматься.
— Как же так получилось?
— Известно, когда у человека большие проблемы, ему трудно, он ищет выход. И вот тогда ему в голову приходит что-то невероятное, что спасает. Наверное, так вышло и у меня. Кто был знаком со мной лет пятнадцать назад и встречает меня сейчас, не верит, что я — и вдруг вышиваю. Вот организовывать что-то — шоуменить — это мое. Я с детства очень любила петь. В свое время я работала в следственном изоляторе при УВД: была там завклубом. Я училась на юрфаке на вечернем отделении и, конечно, надо было где-то работать по профилю. Но я поняла, что юристом я не буду. Хотя это сегодня очень востребовано и модно. Возможно, адвокат из меня получился бы хороший. Но адвокатов сейчас так много! А я поклонница эксклюзива.
— В юности вы вращались в творческой среде?
— Не могу так сказать, но творчеством занималась. Тогда популярны были всевозможные ВИА. Я пела в ансамбле и подавала неплохие надежды. Я тогда в Мурманске жила. Выступали на танцах, свадьбах, различных вечерах, участвовали во всевозможных конкурсах. Мне это очень нравилось. Я готова была посвятить музыке всю жизнь. Но в шоубизнес я не пошла. Меня родители даже в институт культуры не пустили, сказали: «Только через наш труп!» Время было такое. Тогда зарабатывать деньги на танцах было зазорным. В старших классах я являлась секретарем комсомольской организации. И петь на танцах для секретаря комсомольской организации было стыдно! Новому поколению не понять. А тогда за это можно было запросто вылететь из комсомола. В те годы только очень смелые люди шли в шоубизнес. Я не смогла.
— А сейчас вы поете?
— Ой, прокурила весь голос! Да, пою. Кстати, я с певицей Натальей Розенберг, с которой мы давно дружим, бывает, пою дуэтом. Но голос у меня уже не тот.
— На каких-нибудь музыкальных инструментах играете?
— Как нормальный советский ребенок 70-х годов, естественно, я была отдана в музыкальную школу по классу фортепиано. Конечно, мне это больно надо было! Но что поделать! Потом уже, став взрослой, я продала пианино и благополучно все забыла, решив, что никогда больше не подойду к этому инструменту. А вот гитару, как ни пыталась, так и не освоила: пальцы гриф не держат.
— Сейчас вы художник. А как называется техника, в которой вы работаете?
— Это имитация живописи — живопись нитками. Я сама придумала это определение, так же, как и технику. Назвать это вышивкой я не могу. Так и не вышивает никто. Я не знаю, как вышивать по всем правилам. Меня никто никогда этому не учил. Моя техника быстрая в отличие от классической глади или лицевого шитья. Я вышиваю без эскизов, разве что очень редко прорисовываю, скажем, линию горизонта. А вообще мне это не нужно. Когда я начинаю картину, я ее представляю в голове. При том, что я вышиваю картины, не умею рисовать.
— Наталья, вы как оцениваете, насколько популярны ваши работы?
— За четыре года существования галереи «Волшебный мир», цены на мои работы намного возросли. Если раньше я продавала свою небольшую картину за 50 рублей, то сейчас такая работа стоит 1000–1500. Серьезные картины — еще дороже. При этом сама галерея бесплатная. Каждый может прийти и посмотреть на мои работы. Ко мне приезжают экскурсии — и москвичи, и иностранцы. К сожалению, сегодня сложилась такая ситуация, что наши известные народные художники продают свои работы по смешным ценам. Да, мне, может быть, и неловко, что у народного художника картина стоит, допустим, 5000 рублей, а у меня — 50 000. Но я считаю, нужно ломать эти стереотипы и доносить до людей, у которых есть деньги, что искусство — это серьезная работа, она должна оплачиваться. Художник не должен думать о том, как и по какой цене продать свою работу. Этим должен заниматься продюсер. Но мы вынуждены бороться сами.
— У кого из известных людей есть ваши картины?
— Мои работы есть в коллекциях у певца Иосифа Кобзона, у космонавта Георгия Гречко, у хоккеиста Владислава Третьяка, у мэра Москвы Юрия Лужкова, у губернатора Тверской области Дмитрия Зеленина, у всех его замов. Ирина Хакамада была в прошлом году у меня в галерее, послы приезжали… Постоянная экспозиция моих картин находится в отеле «Золотое кольцо», который напротив МИДа в Москве находится.
— Вы человек тусовочный, любите бывать на виду?
— Я действительно люблю это дело. Но иногда мне лень посещать различные тусовки. А вот шоуменить не лень. Например, недавно мы вместе с художником Владимиром Васильевым провели первую в Твери арт-акцию «Open Air» — выставку под открытым небом, где мы с Володей выступили и как шоумены. Сейчас готовится еще один фестиваль боди-арта, в организации которого я принимаю участие. Это мое, мне это нравится. Тяжело совмещать с вышиванием. Но когда руки заняты, а голова свободна и есть единомышленники, это здорово!
— Наталья, мне кажется, что все творческие женщины — плохие хозяйки.
— Да вы что! Посмотрите на мои руки. Я только с дачи. Вчера клумбу делала без всяких перчаток!
— Значит, от домашних дел вы не оторваны?
— Ну что вы! Готовка, например, — это тоже искусство, тоже шоу. Приготовление любого блюда у творческого человека превращается в феерию. Я готовить очень люблю, люблю сервировать столы. Обожаю придумывать всякие праздники на даче, под березой. Например, в прошлом году на Троицу мы сделали мостик через канаву и торжественно его открывали: перерезали красную ленточку, разливали шампанское. Был накрыт стол прямо на улице, собрались друзья. Было весело! Художник — он ведь во всем художник. Что касается квартиры, обстановки, я предпочитаю рукотворные вещи. Купить дорогое, красивое можно, но это скучно.
— Вы всегда выглядите супер. Когда выходите из дома, сколько времени тратите на то, чтобы одеться, причесаться, накраситься?
— Если надо, пять минут. Дай Бог здоровья маме с папой! Они наградили меня такими глазами, что я могу не красить их и выглядеть неплохо, по крайней мере никого не испугать. Опять же благодаря родителям у меня такая кожа, которая практически не требует ухода. На даче торфяной водичкой умываюсь из пруда — никаких кремов не надо. Естественно, когда спешить не надо, фантазия включается. Если чего-то в моем образе не хватает, обязательно добавляю со стороны. А чтобы хорошо выглядеть, нужно просто любить себя и окружающих, спать и делать все в удовольствие. По себе знаю, если буду что-то делать для себя неинтересное, на моем лице все это будет отображаться. Я никогда не позволяю себе выйти из дома с зареванным лицом: публичность накладывает свой отпечаток.
— В вашей жизни происходили какие-то мистические вещи?
— Как-то НЛО видела. Год 1991-й был. Мы с мужем ночью на дачу ехали. И вдруг странное сияние. Ничего не видно, и только с черного неба огромные прожектора светят. Тогда многие это видели. А так вся моя жизнь — сплошная мистика. Хотя по истечению какого-то времени самую мистическую вещь можно объяснить.
— Ваш муж — человек творческий?
— Он спортсмен: мастер спорта по дзюдо, тренер и судья. Но уже год он занимается оформлением картин художников — у него багетный салон. Мы уже вышли на тот уровень, что в дровах представлять свои работы художники не должны. Это тоже культура.
— А кто вы по национальности?
— Я украинка, муж азербайджанец. Когда была перепись населения, дочь написала в анкете «укразебра», причем настояла, чтобы именно так и оставили. Так что у нас интернациональная семья. Мы люди эмоциональные: громко говорим, как цыгане, много жестикулируем, как итальянцы. И при всем этом легко сходимся с людьми любых национальностей.
— У художницы Джангировой есть мечта?
— Хочу создать картину, которую еще не создала, хочу, чтобы все в моей семье были здоровы и счастливы. А еще у меня мечта найти продюсера. Каждый человек должен заниматься своим делом. Художник должен творить, а не думать: сколько что стоит, как, допустим, привезти ткань или мольберты и так далее. Всю организационно-техническую часть должен брать на себя специально обученный человек, а художник должен быть соучастником этого процесса.

Софья Воротынцева
Тверь, 26.06.2006
источник: «Караван+Я»

оригинал:lenta.ru

Другие статьи